Игорь Милюков: «Если певец не переживает, ему пора торговать пирожками!»

Наверное, это непрофессионально, когда журналист берёт интервью у человека, рядом с которым сам отчаянно хочет получить автограф. Но, надеюсь, вы простите эту маленькую слабость. Тем более, что гость нашего номера не кто иной, как солист Государственного Музыкального театра национального искусства Игорь МИЛЮКОВ - тенор, известный не только в наукограде, но и далеко за пределами России.

С молодым, талантливым певцом мы познакомились года три назад. С тех пор Игорь успел побывать в Голливуде на съёмках музыкального реалити-шоу, съездить с культурно-творческим визитом в Париж, стать участником не имеющего аналогов музыкального проекта, подготовить новое меню для выступлений и много-много чего ещё.

ПЕСНИ ПРИХОДЯТ ВО СНЕ

- Игорь, в прошлую нашу встречу вы говорили, что в планах на будущее «закрепиться» в Обнинске и выйти на мировую арену. В Обнинске вы, без сомнения, уже давно знаменитость, а как дела за его пределами?

- В Обнинске действительно всё складывается хорошо, но со временем даже в любимом городе становится тесно. Сейчас продолжаю деятельность в Москве, но хотелось бы теснее поработать с оперным искусством. В мечтах - записать несколько оперных арий и попробовать дать им ход на Западе.

- Игорь, вы являетесь участником уникального проекта «Новые голоса». Как появилась идея его создания?

- Идея родилась в США, но в жизнь воплотилась только у нас. В 2009 году я прошёл отбор и попал в число 15 человек, которые стали участниками реалити-шоу «Русские теноры». Съёмки проходили в Лос-Анджелесе - колыбели современного музыкального искусства. В финале конкурса предполагались четыре победителя. С ними должны были заключить контракты, которые дали бы возможность выйти на мировой музыкальный олимп. Но у продюсеров так и не получилось реализовать задумку. Я вернулся домой, а спустя какое-то время к нам в город приехал с сольным концертом ещё один участник неудавшегося шоу - Миша ДАВЫДОВ. Тогда и пришла идея самостоятельно объединиться в проект из восьми участников.

- Как вы формируете репертуар?

- Некоторые песни я пишу сам. Например, когда мы находились на проекте в Лос-Анджелесе, я так сильно соскучился по жене, что буквально за ночь сочинил песню «Лунная ночь». Чаще всего вдохновение появляется после концерта или театра, когда ты получаешь взрыв эмоций, и они рождают новое произведение. А ещё песня может просто присниться, тогда самое главное быстренько записать её на диктофон.

ПУБЛИКУ НУЖНО ПОДНИМАТЬ ДО СВОЕГО УРОВНЯ

- На одном из недавних мероприятий вы вместе с Лидией МУЗАЛЁВОЙ представили зрителям несколько музыкальных премьер из новой программы. Люди слышали их впервые, но при этом с удовольствием подпевали, как будто знают всю жизнь. Как это возможно?

- В каждой песне заложен свой так называемый штрих-код, мелодраматическая форма, которая помогает «запомнить» слова, строчки, мелодию...

- А я думала, вы сейчас скажете нечто вроде «если поёшь с душой, то и зритель вдохновляется»...

- Это само собой, разве может быть искусство без души.

- И не жалко вам так щедро душу раздавать?

- Работа такая (смеётся - Прим. Ред.). Хотя нет, это даже не работа, а образ жизни. Не можешь отдавать себя - не можешь быть артистом. А хороший артист, в свою очередь, должен быть хорошим человеком. В нем обязательно присутствует набор определённых качеств, помимо чисто профессиональных. Это доброта, надёжность, честность, открытость. Только так можно достучаться до души, в противном случае зритель тебе просто не поверит. Что касается «раздачи души», то даже когда ты всего себя отдаёшь на сцене, потом восполняешь эту потерю, её возвращают сами зрители. Ты отдаёшь им, они - тебе. Своеобразный обмен энергетикой, эмоциями...

- Игорь, если бы была возможность попасть на ТВ, но исполнять пришлось бы только попсовые песни, вы бы на это пошли?

- Нет. Лучше иметь свою, пусть и не многомиллионную, публику, но быть при этом мастером своего дела. Проблема многих попсовых исполнителей в том, что они «ложатся» под публику. Если они знают - зрителям нравится песня, например, про трусы, будут петь про трусы. Они исполняют то, что хочет зритель, и не дают ему ничего больше. Выпрыгивают в зал, собирают цветы, заставляют им хлопать, подпевать. Талантливые певцы как, например, Захаров, Магомаев, никогда не подстраивались под публику, наоборот, сами поднимали её до своего уровня.

ПЛАКАТЬ ТОЛЬКО ЗА КУЛИСАМИ!

- При такой активной творческой жизни, у вас, наверняка, остаётся мало времени на отдых. Как вы обычно расслабляетесь?

- Как кто-то сказал: «А я не напрягаюсь!» (смеётся). Жизнь артиста - постоянная смена действий, что-то новое, поэтому и не напрягает. Сцена - она вообще лечит.

- За всю творческую карьеру у вас были сотни концертов. Скажите, вы до сих пор волнуетесь, когда выходите на сцену?

- Конечно! Для артиста отсутствие волнения - это гибель. Если певец не переживает, значит, ему пора отправляться торговать пирожками. Артист всегда должен испытывать мандраж, волнение, у меня, например, холодеют пальцы. Ещё бывает, артист забывает слова, не помнит, с какой строчки начинается песня.

- Неужели у вас такое тоже было? И как в этом случае выкручиваетесь?

- Чаще всего в самый последний момент слова откуда-то «прилетают», а если нет, то приходится их заменять другими, подходящими по смыслу. Потом, когда волнение спадёт, начинает отпускать, и тут уже можно кайфовать. Подобное ощущение знают все артисты, это даже больше, чем оргазм. В некоторых оперных залах на сцене есть звуковые точки, где певец берёт высокую ноту и получается такой мощный резонанс, такие вибрации, что пробирает буквально до мурашек по коже, до слёз...

- Вы тоже, когда захлёстывают эмоции, невольно пускаете слезу?

- У меня слёзы накатывают, когда читаю красивые проникновенные стихи, смотрю трогательные фильмы, но на сцене - никогда. Хотя очень трудно себя сдержать, особенно на концертах, посвящённых военной тематике. Действительно, иногда ком стоит в горле, но нужно петь. А если дашь слабину и заплачешь, это будет уже непрофессионально. Наша задача - добиться эмоций у слушателя, а если сам хочешь порыдать, то только за кулисами.

- Игорь, я видела, как вы выкладываетесь на концерте. А что происходит после него, как вы восстанавливаетесь?

- После концерта я раздаю автографы, потом собираю костюмы, благодарю организаторов. На фуршете общаемся с коллегами, делимся впечатлениями, и только потом ты позволяешь себе опускаешься на стул, и улететь...